Домой option.ru / О нас / / Ростиславльская археологическая экспедиция
Онлайн консультант

Хижняк Алексей

Тел. +7 (495) 785-56-12
Напишите нам Поиск Карта сайта Добавить в избранное RSS FEED     RU   EN

Низкие комиссионные

Низкие комиссионные

Операции с фьючерсами и опционами в целом гораздо дешевле аналогичных операций на рынке акций, т.к. ниже биржевой сбор и отсутствуют дополнительные косвенные издержки (депозитарные сборы, плата за плечо и т.д.).
Заданное соотношение риск-доход

Заданное соотношение риск-доход

Применение комбинаций из опционов позволяет строить позиции с заданными параметрами риск-доход. Уже в момент открытия позиций известно, какой будет прибыль и максимальный риск на момент погашения опционов.

Ростиславльская археологическая экспедиция

ИФК «Опцион» является участником и спонсором Ростиславльской археологической экспедиции.

Введение
Ростиславль является одним из немногих на Руси и единственным в Рязанской земле городом, об основании которого упоминается в летописях. Под 6661 г. от сотворения мира (т.е. 1153 г. от Рождества Христова) в Никоновской летописи записано: «Князь Ростислав Ярославич Рязанский создал во имя свое град Ростиславль у Оки реки». Летописное сообщение свидетельствует о том, что основание города представляло собой единовременный акт постройки крепости по инициативе княжеской администрации.

Объект исследований
Объектом исследований является городище Ростиславль и окружающие его селища. Городище является остатками известного по летописям древнерусского города Ростиславля, основанного в 1153 г. Рязанским князем Ростиславом Ярославичем «во имя свое». Город просуществовал до начала XVI в. Исторических сведений о нем почти нет (в летописях упоминается всего 4 раза, хотя в XIII в. имел своего князя, а в XIV в. даже несколько лет исполнял роль столицы Великого княжества Рязанского.

На месте средневекового города размещались памятники более ранних эпох: стоянка эпохи финального палеолита (около 10 000 лет назад), городище раннего железного века (I тыс. до Р.Х. — первой половины I тыс. по Р.Х.), селище раннеславянской эпохи (Х в. по Р.Х.).

Указом Президента Российской Федерации № 176 от 20.02.1995 г. Ростиславль объявлен памятником исторического и культурного наследия общероссийского значения.

Сведения об экспедиции
Систематическое археологическое изучение городища Ростиславль началось в 1994 г. Организационное оформление Ростиславльской археологической экспедиции произошло в 2000 г., когда она была сформирована совместными усилиями Института археологии Российской академии наук и Музея истории города Москвы. С 2005 г. Музей истории города Москвы перестал участвовать в работе экспедиции и единственным ее организатором остался Институт археологии РАН. Начальником экспедиции с 2000 г. является научный сотрудник отдела славяно-русской археологии Института археологии РАН, кандидат исторических наук Коваль Владимир Юрьевич.

Финансирование экспедиции осуществляется частично из средств Президиума РАН, однако основной объем финансирования поступает от частных спонсоров.


  2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006   


Результаты археологического изучения в 2013 г.

В 2013 году Ростиславльская археологическая экспедиция Института археологии Российской академии наук продолжала исследования на городище Ростиславль, начатые в 1991 г. (раскопки широкими площадями проводятся с 1993 г.).

Ростиславльская экспедиция сегодня – единственная в Институте археологии Российской академии наук, которая работает исключительно на средства частных спонсоров (генеральным спонсором экспедиции является корпорация «Опцион»). Однако какой-то степени спонсорами экспедиции выступают также ее участники, которые вкладывают свои собственные средства для компенсации текущих затрат.

Несколько слов об исследуемом памятнике археологии. Городище Ростиславль (остатки летописного города Ростиславля Рязанского) расположено в Озерском районе Московской области, на правом берегу р. Оки, в живописной местности. Древнерусский город существовал здесь в XII-XVI вв. Основанный рязанским князем Ростиславом Ярославичем, он оставался важным административным центром Рязанской земли, а обезлюдел к началу XVII в. Городище прекрасно сохранилось. Указом Президента Российской Федерации оно объявлено памятником истории и культуры федерального значения, т.е. может использоваться только для научно-исследовательских целей и как объект экскурсионного показа организованным туристам.

Ежегодно в работе экспедиции принимает участие 40-50 человек, из которых большая часть является постоянными ее сотрудниками. Основную массу участников экспедиции составляет молодежь, как учащаяся, так и работающая. Экспедиция принимает в свои ряды и волонтеров (независимо от возраста), однако к ним предъявляются повышенные требования: в частности, не принимаются волонтеры без солидного опыта археологических работ. Это связано с особенно высокими требованиями к работникам в плане методики проведения раскопок – на Ростиславле применяется сложная методика раскопок по слоям и прослойкам, которая не может выполняться слабо подготовленными людьми. Прием в экспедицию обусловлен прежде всего искренней заинтересованностью в изучении истории России и несовместим с какими бы то ни было коммерческими целями. Поэтому доступ в экспедицию для разнообразных хищников от истории (черных копателей и т.п.) наглухо закрыт.

Целью работы экспедиции является планомерное изучение прошлого с привлечением всех необходимых методов – от хорошо известных и зарекомендовавших себя (почвоведческих исследований, радиоуглеродного датирования и т.п.) до новейших (геолокации, химических анализов грунтов, спектрального анализа вещевого материала находок и т.п.).

К настоящему времени экспедицией исследовано более 4300 кв. м, т.е. около 17 % всей площади городища. В ходе раскопок прошлых лет удалось открыть стоянку эпохи финального палеолита, поселение эпохи бронзы и обнаружить остатки неукрепленного славянского поселения, которое размещалось на месте будущего города в Х в. и бесследно исчезло задолго до основания Ростиславля.

Результаты работ 2013 года

В 2013 г. исследования проводились на 5 раскопах.
Прежде всего, были продолжены работы на раскопе I, где исследования были организованы сразу на 3 различных участках.

Прежде всего, была сделана прирезка к участку, вскрытому в сезоне прошлого года. Тогда часть раскопа была законсервирована, поскольку на нем были обнаружены постройки большой площади, которые не могли быть вскрыты. Именно для их изучения была проведена обширная прирезка, позволившая полностью исследовать эти постройки. Одна из них представляла большой (3 х 3 м) и глубокий (1,5 м) погреб первой половины XIII в., вторая – еще более крупный по размерам погреб XIV века (5 х 3 м), который к тому же сохранил следы перестройки (замены крепежа деревянных стенок). Разумеется, такие крупные сооружения могли размещаться только на богатых усадьбах, однако в заполнении исследованных построек никаких особо ценных предметов обнаружено не было.
Это объясняется тем, что оба погреба перед их засыпкой были очищены от всего хранившегося в них имущества, а засыпка производилась культурным слоем и бытовыми отходами, среди которых преобладали сотни костей животных (коров, свиней, овец и коз), свидетельствующих о широком использовании мясной пиши в рационе хозяев усадьбы.

Состав находок с исследованного участка не выделяется особенным богатством, но характеризуется разнообразием и многочисленностью находок (стеклянные браслеты для домонгольской постройки и железные ременные накладки и другие предметы воинского снаряжения для постройки золотоордынской эпохи). Особенно важен в этом смысле обрывок кольчужного плетения (хотя он состоял из мелких колечек, которые могли использоваться для изготовления бармицы, защищавшей шею воина, а не для самой кольчужной рубахи), поскольку ранее на Ростиславле встречались лишь единичные кольчужные кольца. Вероятно, с этим же воинским комплексом связан и узколезвийный топор, обнаруженный в переотложенном слое городища.
Обрывок кольчужного плетения

Железный узколезвийный топор
Второй участок раскопа I, исследовавшийся в 2013 г., размещался между ним и раскопом II. Благодаря изучению этого участка, оба раскопа были соединены, а их суммарная площадь составила к сегодняшнему дню более 2600 кв. м. (около 10 % территории детинца). Всё это позволит в самом ближайшем будущем совершенно по-новому посмотреть на планировку городища. Но главная задача раскопок была всё же иной. Два года назад на раскопе II были найдены обломки уникального горшка с надписью (см. резюме раскопок за 2011 г.), однако оставалась надежда найти недостающие фрагменты для того, чтобы прочитать всю надпись. Участок же между раскопами I и II как раз примыкал к тому месту, где была сделана находка 2011 года. Увы, новые обломки того горшка найти здесь не удалось. Зато были исследованы 2 сооружения домонгольской эпохи, т.е. относящиеся к тому же времени, что и этот горшок. Это были остатки подпольев жилых домов с разными бытовыми остатками.

Третий участок раскопа I был прирезан к его восточному краю – в том месте, где раскоп выходит к склону оврага, который, собственно, и формирует площадку городища. Место это особенно интересно тем, что здесь никогда не проводилась распашка и культурный слой сохранился довольно хорошо. В результате это едва ли не единственное место городища, где еще можно изучать культурные отложения финальной стадии жизни города – XVI в. и даже, вероятно, начала XVII в. Раскопки не проводились здесь с 1995 г., когда именно в этом месте было обнаружено очень интересное сооружение – ленточная насыпь из красной глины, проведенная по самой бровке края оврага. Тогда было сделано предположение, что эта насыпь была сооружена из специально привезенной откуда-то издалека глины для того, чтобы укрепить край площадки и установить на нем стену из полых деревянных клетей. Учитывая, что за прошедшие 20 лет опыт и знания участников экспедиции сильно возросли, требовалось проверить эти гипотезы. Надо сразу сказать, что новые материалы полностью подтвердили прежние предположения. Но не только это – они еще позволили их уточнить и сделать новые открытия.

Прежде всего, в основании культурного слоя, в том числе под глиняной насыпью, были обнаружены следы распашки, проводившейся здесь еще до того, как был основан город Ростиславль. Следовательно, эти борозды от сохи сохранились тут с XI-XII веков!
Борозды древней распашки под городским культурным слоем
То, что рядом с глиняной насыпью залегает культурный слой XIV века, было известно по результатам раскопок 20-летней давности, однако тогда он был исследован на очень ограниченной площади. Сейчас же этот слой был вскрыт на значительной территории и это позволило установить, что он насыщен углями и следами пожара. Вероятно, это свидетельство того, что стоявшая здесь некогда стена сгорела.

Булавки и ключ (железо)

Вещевые находки этого участка также не обманули ожиданий: здесь был собран целый комплекс изделий XVI в., которые на остальной площади городища практически не встречаются: это булавки, поворотный ключ от ларца, детали рукоятей ножей, кресты-тельники. И хотя эти предметы нельзя назвать уникальными, они очень важны для характеристики жизни города в последний век его существования. Обилие этих находок заставляет пересмотреть представления о том, что город в это время «умирал». Судя по разнообразному инвентарю и керамике, жизнь тут была ничуть не менее интенсивной, чем в любом другом городе этого времени. К сожалению, из-за того, что на остальной площади городища культурные слои повреждены распашкой и кладоискательским поиском, нам уже никогда не удастся узнать, насколько сделанные тут наблюдения верны для всей городской территории, либо они касаются только одного участка города.

Раскоп V продолжил исследоваться в мысовой части Ростиславля (на площадке городища раннего железного века). В 2013 г. здесь были проведены очень небольшие по вскрытой площади работы, которые, тем не менее, дали совершенно уникальный и неожиданный материал. Крупная жилая постройка («длинный дом») III-I вв. до н.э., изучаемый поэтапно с 1998 г., здесь был нарушен несколькими более поздними ямами. Две из них относились к эпохе существования средневекового Ростиславля, а вот третья возникала в позднедьяковскую эпоху и была заполнена развалами не менее чем 8 различных лепных горшков, обгоревших в сильном пожаре.

Часть горшков от действия сильного огня превратилась практически в пемзообразный шлак, но некоторые другие сохранились лучше. Здесь были большие кухонные горшки и столовая посуда (лощеные миски и маленькие горшочки), но совершенно отсутствовали кости животных и бытовые предметы из железа, кости и других материалов.

Развалы сосудов в ходе расчистки
Фиксация развала сосудов

Разумеется, точную дату пожара, уничтожившего всю эту посуду (и, вероятно, постройку, в которой она стояла), установить невозможно, но наиболее вероятно, что это был тот самый «большой пожар, который положил конец существованию городища в V веке н.э.

Удивительно, что несмотря на десятилетия кладоискательского мародерства на Ростиславле, это место сохранилось непотревоженным, хотя развалы горшков лежали буквально под дерном, на глубине 30-40 см от современной поверхности. Страшно представить, что произошло бы с этим уникальным объектом, если бы здесь в землю вонзилась лопата не по уму ретивого «поисковика» или хотя бы простого обывателя, решившего накопать червей для рыбалки. Сейчас сосуды проходят стадию реставрации, но даже до ее завершения стало ясно, что не все сосуды попали в эту яму целиком. Это значит, что те люди, которые пришли когда-то на пожарище, собирали тут не развалы сосудов, а только их самые крупные обломки. Видимо, была поставлена задача убрать все следы жизнедеятельности. Очевидно, металлические вещи, представлявшие тогда большую ценность, выбирались из пожарища особенно тщательно и уж конечно не выбрасывались, а вот разбитая посуда, которую уже никак нельзя было использовать, сносилась в одно место и захоранивалась. Вот эту «могилу сгоревших горшков» нам и удалось обнаружить и собрать вплоть до мельчайшего осколка.

Раскоп на мысу дал много других находок, но на одной из них хочется остановиться особо – это обломок иранской чаши с золотистой люстровой и полихромной (синей и бирюзовой) росписью. Обломок очень мал, но чрезвычайно важен для истории города. Одна, почти целиком сохранившаяся иранская чаша с такой же росписью уже была найдена при раскопках 1996 г., почти 20 лет назад. И вот – находка обломка второй подобной чаши. Обе они относятся к периоду второй половины 13 – первой половины 14 вв., когда Русь еще не оправилась после монгольского разгрома 1237-1238 гг. и выплачивала ежегодную дань («выход») в Орду. Между тем, поливная посуда иранского производства стоила тогда очень дорого – почти как серебряная, поэтому ее даже в столичных городах Орды находят редко и в виде небольших обломков. Такую посуду берегли, а покупать ее могли только самые богатые люди того времени – князья, их приближенные либо ордынские чиновники, приезжавшие на Русь контролировать сбор дани и общую политическую лояльность новой власти. Наша находка доказывает, что именно такие люди проживали тогда на Ростиславле и в их собственности были очень дорогие вещи.
Обломок иранской люстровой чаши


На раскопе VII изучался участок, размещавшийся практически перед современным въездом на городище, где были исследованы 2 крупные ямы от подполий домов середины XIV в. Еще в прошлом году здесь была обнаружена усадьба, дома которой стояли практически на трассе предполагавшейся ранее улицы и возникли сомнения в том, что эта улица вообще когда-либо существовала. Главным итогом раскопок стало выявление отсутствия ограждения главной улицы города, которая, как предполагалось ранее, должна была подводить к воротному проему. Новые раскопки только прибавили таких сомнений, хотя полностью отвергнуть прошлые представления они не смогли, поскольку площадь исследований здесь пока не слишком велика.

Среди находок этого раскопа хотелось бы выделить 2 вещи – целиком сохранившиеся ножницы середины XIV века, которые практически ничем не отличаются от современных, и ножку керамической игрушки (?). Последняя находка особенно загадочна, поскольку игрушки в виде фигурок животных и людей (а найденная ножка скорее должна принадлежать фигурке животного) появляются в русских городах в XV-XVI вв. да и то известны в основном в Москве. К сожалению, обломки тулова фигурки найти не удалось, поэтому сохраняются некоторые сомнения в правильности нашей интерпретации.

Железные ножницы и обломок ножки фигурки

Раскоп VIII был начат только в 2011 году для изучения второго воротного проема в валу, причем уже первые раскопки показали, что этот второй проход не существовал в начальные этапы жизни на городище – здесь проходила городская стена. В 2012 г. прямо перед этим проемом в валу была обнаружена хозяйственная постройка XVI века и стало ясно, что даже в финальный период жизни города прохода тут не было, а если он и был, то им не пользовались.

Новый участок нынешнего сезона был заложен рядом с проходом и тут были обнаружены 10 небольших ям, датировавшихся в интервале XIII-XVI вв.
Новым раскопом, начатым в 2013 г., был раскоп IX, заложенный на западном краю вала Ростиславля. Его появление связано с открытиями последних лет, установившими, что все имеющиеся проемы в валу детинца оказались поздними прокопами. В результате возникла необходимость поиска древнего въезда в город. Такой въезд мог находиться только на краю вала. На первый взгляд вал не имел никаких следов такого въезда, но после внимательного осмотра того его края, который был обращен к Оке, было замечено странное ступенчатое понижение. Именно здесь и был заложен раскоп, призванный установить, мог ли здесь располагаться древний въезд в город. Результаты работ оказались самыми неожиданными: здесь были обнаружены конструкции стены, стоявшей вдоль края склона, и участок, где деревянных конструкций не сохранилось, но находился завал грунта из разрушенной дерево-земляной стены. Именно здесь мог размещаться проход в виде узкого коридора, с обоих сторон ограниченный стенами. К сожалению, в месте проведения раскопок сейчас растет густой лес и столетние деревья не позволили исследовать всю необходимую площадь.
Раскоп IX при всем том преподнес несколько новых загадок. Прежде всего, выяснилось, что грунт вала тут заметно отличался от того, который обнаружен во всех других его частях, но зато схож с той глиной, которая была насыпана вдоль края площадки городища и которая была исследована на раскопе I (см. выше описание третего участка этого раскопа). Не создавались ли изученные фортификации одновременно? Но если так, то это относительно поздние конструкции XIV века, а где же тогда остатки более раннего въезда? Ответа на этот вопрос пока нет.
Раскопки в этом чрезвычайно интересном месте должны быть обязательно продолжены, чтобы окончательно разобраться в вопросе о проходе в город.

Итоги

Результаты раскопок 2013 г. можно назвать этапными в истории изучения Ростиславля. Поскольку они открывают совершенно новый этап в изучении этого памятника. Прежняя концепция планировки города, казавшаяся совершенно очевидной, логичной и естественной, рухнула. Имеющиеся сегодня проходы в валу оказались какими-то поздними прокопами, а не воротами в город. Их можно назвать зияющими брешами в стене, когда-то защищавшей город. Настоящие же ворота находились там, где им и следовало размещаться (если исходить из планировки других подобных городов). А это ставит совершенно иные задачи перед экспедицией.

Соединение раскопов I и II в единую площадь позволяет по-новому взглянуть на планировку центральной части города, но задача сведения вместе всех исследованных за 20 лет работы экспедиции участков – отдельная трудоемкая задача, которая экспедиционными методами уже не решается. Так что и здесь намечается новый этап исследований.

Наконец, в мысовой части городища завершается изучение «длинного дома» эпохи раннего железного века. Правда, здесь потребуется еще 2-3 года раскопок, но уже сейчас ясно, что многолетние исследования этого сооружения близятся к концу, подводя итог еще одному этапу раскопок и, очевидно, открывая новый.

Планы и перспективы

В связи с новыми открытиями несколько меняется стратегия работы экспедиции, однако она не приведет к существенному изменению направлений работы. Мы планируем продолжать работу на большинстве раскопов, на которых работали все последние годы. Будет продолжаться исследование центра городища, где располагались самые богатые усадьбы, будут продолжены раскопки и в мысовой части городища для завершения изучения дьяковского «длинного дома». Однако главное внимание в будущем полевом сезоне придется направить на выявление уличной планировки Ростиславля и выяснение самой ее структуры, учитывая, что въезд в город обнаружился в самом углу его площадки. Сложность тут состоит в том, что здесь располагаются густые лесные заросли, а сами работы только начаты и исследовать большую площадь (на которой только и можно выявлять планировку города) здесь вскрыть удастся не сразу.

Значение работ экспедиции

В настоящее время Ростиславль является единственным в Европейской части России малым средневековым городом (т.е. рядовым или типичным городом Руси), исследуемым археологически в порядке систематических академических работ (другие города подобного рода изучаются лишь в связи с проводящимся на их территории строительством). В результате 20-летних раскопок Ростиславль превратился в эталонный памятник археологии, изученный лучше и на большей площади, нежели другие подобные города Руси. Таково научное значение работ Ростиславльской экспедиции.
Но не одни научные результаты важны археологам. Очень важно поддерживать ту «связь времен», разрыв которой неизбежно влечет к деградации общества и власти, что мы и видим сейчас на примере нашей многострадальной страны. Именно археологи ближе других стоят к восстановлению этой связи – ведь мы, живя в современном мире, ежедневно прикасаемся к следами жизни наших предков, ежедневно восстанавливаем какую-то из черточек из жизни, их культуры, их духа. Поэтому очень отрадно, когда в наши ряды не только приходят молодые люди, ищущие пути своего культурного и духовного роста, но появляются новые семьи, а рождающиеся у них дети приезжают в экспедицию и работают вместе со взрослыми.

Поэтому особенно приятно, когда в экспедицию приезжают молодые семьи со своими детьми. Это всегда праздник для всех нас.
Каждый день в России уничтожается или повреждается один или несколько памятников древности. Все древние поселения и могильники спасти невозможно, но можно исследовать хотя бы некоторые из них, покуда человеческая глупость и алчность не стерла их с лица земли. Задача археологов – сделать всё от нас зависящее для сохранения Ростиславля и тех сокровищ культуры, которые хранятся в его недрах. Надеюсь, что Ростиславльская экспедиция выполняет эту задачу достойно.
Владимир Коваль
© 2005-2019, Инвестиционно-финансовая компания «Опцион», Тел. / Факс: +7 (495) 785-56-12,